Бусидо — кодекс самурайской чести

Посвящение в воины

Самураев называют «душой Японии». Ничто, наверное, не повлияло на японскую культуру и тем более на культуру боевых искусств так сильно, как самурайский дух. Чтобы постичь его, чтобы понять истоки дзюдо, каратэдо и других современных боевых дисциплин, необходимо углубиться в историю и культуру японских самураев.

Самурайские истоки боевых искусств

В переводе с японского «самурай» означает «воин» или «человек», занимающийся боевым искусством. Именно это слово стало привычным для европейца. Но в Японии те же иероглифы читают иначе — «буси». Никакого дополнительного оттенка слово «самурай» (буси) не несет, оно просто обозначает человека, который профессионально занимается воинскими искусствами или принадлежит к воинской среде.

Самураев объединяла не только принадлежность к ратному делу, но и особая идеология, которая в свою очередь диктовала определенный тип поведения: преданность господину, верность слову, презрение к смерти, беззаветное служение интересам своего государства или клана. Все это в совокупности стало называться Бусидо — «Путь воина».

Отдельное воинское сословие самураев начало складываться приблизительно к VII в. В отличие от кугэ — родовых аристократов, стоявших в то время у кормила власти в Японии, первые самурая не были образованными людьми. За охрану границ и военные подвиги им жаловали небольшие земельные наделы, которые позже стали основой огромных самурайских владений.

К XII в. вся политическая история Японии начинает определяться противостоянием двух крупнейших аристократических кланов — Минамото и Тайра. Связанные с этим события настолько потрясли жизнь страны, что о них слагались эпические повествования, особые «военные романы» — гунки. Дом Тайра долгое время фактически правил всей Японией, и его история превратилась в сознании последующих поколений самураев в грандиозную драму.

В 1181 г. умер глава Тайра — Киэмори, — и клан, лишившись вождя, быстро утратил свой авторитет. В 1186 г. этот клан был окончательно разбит. Победителем вышел род Минамото, во главе которого стоял блестящий воин и хитроумный стратег Минамото Ёритомо. В 1192 году он принял в городе Камакура титул сёгуна, то есть военного правителя, и таким образом, стал полновластным военным лидером Японии.

Новые правители Японии были истинными воинами, людьми, вся жизнь которых прошла либо в сражениях, либо в подготовке к ним, что и предопределило развитие страны на ближайшие полтораста лет, которые стали именоваться периодом Камакура (1185-1333).

Теперь развитие культуры и социальной жизни проходило под знаком самурайства. Военное дело постепенно превращалось в профессию. Со времени прихода к власти сёгуна Минамото Ёритомо Японией стали управлять наследственные сёгунские династии.

Воинскому мастерству нового объединенного самурайства и его боевому духу, как никода сильному в период Камакура, суждено было подвергнуться серьезному испытанию, которое японские воины с честью выдержали. Этим испытанием стали в 1281 году походы монголов, которые после успешного завоевания Китая и воцарения там монгольской династии Юань решили захватить и Японские острова. На операцию были брошены силы двух армий. Первая в составе 50 тыс. монгольских и корейских воинов должна была переправиться из Кореи, другая в 100 тыс. китайцев двинулась с территории Южного Китая. Сначала операции сопутствовал успех, армии удачно высадились в заливе Хаката на острове Кюсю, без труда сломив не очень упорное сопротивление японцев. Но дальше положение удивительным образом начало меняться.

Используя лазутчиков-синоби (т.е. ниндзя), японские войска оказались в курсе практически всех планов захватчиков. К тому же на помощь японцам пришла сама природа — сильный шторм разметал монгольский флот, посеяв панику. Самураи же, не дав нападавшим возможности оправиться от неожиданного удара, ринулись в наступление. В течение пятидесяти дней японцы очистили свою территорию, причем потери противника были чудовищны: по некоторым сведениям, они составили почти 4/5 монголо-корейско-китайских сил, хотя это может быть и преувеличением. Так или иначе, могучий отпор со стороны самураев остался в памяти народов сопредельных с Японией стран. Больше на самостоятельность Японских островов не покушался никто.

Начиная с XVI в. не было такой области жизни, которой не коснулась самурайская культура, хотя сама каста воинов составляла в Японии к XVII в. немногим более 10% от всего населения — приблизительно 2 млн. человек, включая членов семей.

Каждый самурай был ориентирован на служение господину и выполнение по отношению к нему сложного комплекса правил поведения (гири).

В каждой культуре есть люди, которые являются живым воплощением ее традиции и передают эту традицию из поколения в поколение. В Японии таких людей называли иэмото — «мастер». Хотя их было крайне мало, сам по себе институт «мастеров» оказал огромное влияние на формирование всех граней традиции боевых искусств. Для традиционной Японии иэмото всегда были той осью, вокруг которой формировалась вся культура боевых искусств с ее характерным духовным климатом, особыми взаимоотношениями мастера и ученика и методами передачи воинской традиции.

 

(Текст взят из книги «Дзэн самурая», А.А.Маслов)